Война на Донбассе. Минуло 1000 дней

Недавно (9 января) календарь новейшей истории пополнился очередной «круглой датой» – на сей раз безрадостной и полной драматизма: вот уже 1000 дней ломает жизни и коверкает судьбы война на Донбассе – локальный конфликт, повернувший вспять устои мировой политики, изменивший ее «полярность».

Проведя жирную, кроваво-красную черту через судьбы миллионов жителей Украины, ворвавшись в дома кусками раскаленного смертоносного металла, постучавшись повестками из военкоматов и похоронками, она неотвратимо разделила еще вчера кажущийся единым народ «своих» и «чужих», раскроив жизненный уклад на «до» и «после».

Все эти 1000 дней по обе стороны Днепра людей интересует, когда закончится война на Донбассе – наверное потому, что в равной степени они стали участниками драмы с названием «гибель государства»: одни свидетелями или жертвами, другие соучастниками…

Снова о причинах войны на Донбассе

Война на Донбассе. Минуло 1000 днейДля ответа на вопрос, когда закончится война на Донбассе, необходимо понять первопричины конфликта, который сам собой посередине донецкой степи не возник. Отойдем от кивания в сторону апрельского указа Турчинова, отправившего армию убивать своих соотечественников – этим он только начал практический этап войны, потому что война скрытая, в сознаниях, началась задолго до этого. Ее печальными последствиями стали майданные процессы в Украине, приведшие в итоге к классическому (в духе Госдепа) государственному перевороту и обнажившие упорно скрываемые ранее противоречия и антагонизмы в украинском обществе.

Именно на майданах – сначала в 2004-м, а после в 2014-м, гортанным криком с галицийским акцентом майданного «заробитчанина» о себе открыто заявил махровый, сельский (а поэтому и радикальный) национализм, модель которого Степан Бандера сначала вывел в теории в виде фанатичных идей, а затем закрепил на практике в виде террора. И если «полупереворот» 2004-го был своеобразной пробой общества на прочность, то переворот 2014-го – безусловным утверждением бандеровской, профашистской идеологии в виде общественной и как единственной верной.

Украинский национализм, поначалу маскируясь под невнятными понятиями украинской национальной идеи и национального возрождения, на современном этапе начал проявлять себя с момента фактического образования Украины, а впоследствии за четверть века поэтапно трансформировался в ту уродливую форму, которая сегодня поразила все общественно-социальные сферы. Поэтому бессмысленно искать «корень зла» среди дымящихся покрышек майдана 2014-го – он гораздо глубже, его метастазы пожирали общественное сознание гораздо раньше, а на майдане лишь была вскрыта зловонная опухоль…

Формально до «революции достоинства» в Украине националистическим проявлениям особо значения не предавали. Ну прошлись по Киеву хлопцы с факелами и портретом Бандеры, ну собрался митинг под лозунгом «Украина для украинцев»: так это же общественные проявления демократии, мы же должны быть толерантными. А так, в целом, народ у нас хороший и на Западной Украине, и на Восточной. Шахтер из Донбасса ехал отдыхать в Трусковец и Моршин, предприниматель из Хмельницкого отдыхал в Крыму, а строитель из Ивано-Франковска мирно и добросовестно строил «Донбасс-Арену» и возводил терминалы Донецкого аэропорта, которые он же и будет затем рушить, но позже – в 2015-м.

Однако при этом, жителя Донецка или Луганска в душе возмущали отдельные требования общаться на Западной Украине на украинском языке (который там походит на польско-венгерско-украинский диалект) и канонизация Бандеры, Шухевича и Коновальца: но мол, ладно, пусть бесятся – не все там такие. В ответ на крымском пляже житель Буковины полушепотом бросал в адрес русскоговорящих соотечественников, отдыхающих под соседним шезлонгом, презрительное «москали», но только полушепотом – пока.

Диаметрально различались взгляды и на отдельные исторические события: так, для Западной Украины, присоединенной к СССР в 1939-1940 годах, советская власть так и осталась поработителем и душителем украинской национальной идеи, а советская армия – отнюдь не освободителем, а скорее наоборот. Напротив, на Востоке бандеровцев кроме как предателями и террористами (кем они, собственно, и являлись) не представляли. Время лечит, скажете вы – да вот, оказывается не вылечило.

Прискорбно, но украинские власти всех уровней на это особого внимания не обращали – слишком уж заняты были собственным обогащением, да и к чему ворошить прошлое? Однако эти «мелочи» не были оставлены без внимания западными спецслужбами, ведь следуя незыблемым постулатам «Плана Даллеса» (в части возможных путей развала СССР), на национальных, межконфессионных и идеологических внутригосударственных противоречиях как нельзя лучше можно сыграть с целью дестабилизации общественного строя и «расшатывания» ситуации. Именно это и лежит в основе всех «цветных» революций. И в итоге они этим и воспользовались.

Отправной точкой процесса деструктуризации государственной системы Украины и одновременно испытательным полигоном интенсивного внедрения идей национализма стал майдан образца 2004-го, когда волеизъявление почти 25 миллионов жителей Юго-Востока Украины было попрано, а самих избирателей отнесли к категории людей с низкими сознательностью и интеллектом – не в пример национально сознательным западенцам. Вспомнить хотя бы небритый образ вечно пьяного, пахнущего самогоном и дешевыми сигаретами донецкого шахтера, «рисуемый» ведущими национальными телеканалами, а одни призывы Юлии Тимошенко «обнести Донбасс колючей проволокой» чего стоили…

Удивительно, но Юго-Восток тогда это проглотил почти безропотно – отчасти по причине своей миролюбивости и политической инертности, отчасти из-за трусости и предательства «основного кандидата» (которые, кстати, через десять лет и сыграют с ним роковую злую шутку).

И зажили вроде бы как раньше, но выводов ни народ, ни впоследствии власти, не сделали. За это время радикальный сельский национализм пробил себе путь во властные киевские кабинеты и постепенно начал закрепляться в сознании, идеологически раскраивая Украину на Восток и Запад.

Далее – год 2014-й, снова майдан, вот только под более радикальными лозунгами и с далеко идущими последствиями. Кровавый государственный переворот стал концентрацией и одновременно практическим всплеском всех тех идей, которые изначально были заложены в корень мировоззренческих и идеологических разногласий. Несогласных с пропахшей горелой резиной и подкормленной сдобным госдеповским печеньем «волей восставшего народа» ждали т. н. «десанты с майдана», анонсированные вчерашними отдельными уголовными преступниками, а сегодняшними украинскими политиками, пообещавшими при этом оппонентов «…вешать потом».

Первым опомнился Крым, даже в составе Украины остававшийся русским не только по духу, но и по сути дела юридически (увы, но это было упущение Никиты Сергеевича). Там уже в конце февраля вовсю создавались отряды самообороны, там сразу перешли к мерам решительным. И выбор свой отстояли, пусть и не без помощи могущественного соседа.

А что Юго-Восток, Донбасс? Да ничего: комедийные апрельские, косноязычные псевдолидеры, более смахивающие на шутов, митинги с призывами к федерализации, а до этого молчаливое созерцание референдума в Крыму: завидовали, но не более. Поэтому время для решительного маневра и упустили, и не людей в этом вина. Нерешительность, инертность, а в отдельных случаях – предательство региональных властей на Юго-Востоке, неспособных консолидироваться перед общей угрозой и переподчинить себе на региональном уровне силовые структуры в итоге привели к той взрывоопасной ситуации, которая в середине апреля вынудила перейти к активной фазе сопротивления без надлежащей подготовки. Отчасти это объяснимо, ведь руководители обладминистраций в восточных областях отходили от принципов соблюдения Конституции Украины, не желая видеть в упор, что Основной Закон уже попран на более высоком уровне и остро стоит вопрос «перехода через Рубикон». Они предпочли Рубикон обойти стороной.

Поэтому-то и боевые действия на начальном этапе войны на Донбассе можно отнести к категории стихийных: разобщенные между собой очаги противостояния, отсутствие единого центра и боевой слаженности подразделений – те же факторы в свое время привели к катастрофе лета 1941-го.

Безусловно, в разжигании войны на Донбассе немалая заслуга заокеанских партнеров, а вернее теперешних хозяев Украины. Им она была необходима прежде всего для дестабилизации роли России на мировой арене и для сохранения в свою пользу однополярности мира. Они, кстати, конечных целей своих так и не добились: Россию в войну, как ни старались, не втянули, санкциями не задавили и мировую гегемонию практически потеряли. Так что их интерес к конфликту на Украине на современном этапе вероятнее всего будет постепенно сведен к нулю, тем более в свете смены хозяина Овального Кабинета.

Но тем не менее старт гражданскому вооруженному противостоянию был дан. Оно стало кровавым итогом длящегося во времени мировоззренческого конфликта в украинском обществе, на который все это время преступно закрывали глаза. Достигнув критического пика и поставив «проигравшую» идеологическую войну сторону перед вопросом выбора жизни или смерти, теперь оно выражается в тысячах человеческих жизней и миллионах исковерканных судеб по обе стороны фронта когда-то бывшего Украиной.

Вариации на тему национального примирения

Вариации на тему национального примиренияВозможно ли в таких условиях национальное примирение, ведь оно, исходя из вышесказанного, способно дать ответ, когда закончится война на Донбассе и сгладить конфликт. Ведь живут же единым гражданским обществом, прошедшие через гражданские войны Север и Юг США, Испания, да и СССР можно считать примером консолидированного государства, в котором с течением времени были стерты все разобщающие грани. Безусловно, но для этого нужно не только время, но и добрая воля людей в условиях грамотно построенной внутригосударственной политики. С уверенностью можно сказать лишь одно – для Украины это пока не приемлемо, и вот почему:

Если смотреть с позиции сознания украинского обывателя – приверженца идеи, что «Донбасс – это Украина», то в данном случае его чаяния и взгляды более основаны на постулате «чтобы было все как раньше». В таких условиях межнациональный диалог более будет походить на композиции репера Тимати (не в обиду), когда навязчиво пытаются донести прежде всего свою точку зрения при абсолютном нежелании услышать оппонента. И когда закончится война на Донбассе, такого обывателя интересует только в том плане, когда же войдет в привычное русло его повседневная жизнь.

Ответ в данном случае прост и гениален – когда в этом будут заинтересованы власти Украины, которые пока лишь только на словах считают народ Донбасса своим, а на деле, надо полагать вместо манны небесной, посыпают его минами и снарядами.

Аналогична ситуация и с противоположной стороны, но только подход со стороны жителя Донбасса к национальному примирению более конкретен и лишен перспективы дальнейшей дискуссии – он его не видит вообще! Попробуйте объяснить жителю полностью разрушенной карателями Семеновки (Славянский район, Донецкая обл.), похоронившему в первые дни войны четырехлетнего ребенка или матери девочки из села Зайцево, что под Горловкой, у которой вместо игрушек выковырянные из стен дома 12,7-мм пули, что это нужно все забыть. И жить дальше, причем в одном государстве в качестве сограждан вчерашних карателей. Что услышите в ответ? Помните, после войны в школах дети еще долго отказывались учить немецкий язык? Вот это примерно тоже!

Поэтому для национального примирения в условиях сохранения единства государства должно созреть само общество, причем обе стороны конфликта. А оно сейчас к этому абсолютно не готово. Пройдет ли это со временем? Может быть да, но только Украина, как единое государство до этого уже вряд ли доживет. А пока война на Донбассе продолжается и рискует снова перейти к очередной острой фазе.

А если «Штыки в землю»?

А если «Штыки в землю»?А что украинская армия? Ведь, теоретически, непосредственные участники пресловутой АТО, руками которых и ведется война на Донбассе, в силах ее прекратить?

Вспомнить хотя бы расхожие девизы вековой давности «Штыки в землю, концы в воду» и «Долой войну». Разнесшись вначале шепотом по сырым окопам, они из пассивного игнорирования переросли в грубое нарушение требований Устава Императорской Армии (неподчинение приказам, «самоволки», пьянство), затем в воинские преступления (массовое дезертирство, расправы над офицерами, пьянки и гульбища с противником), а после привели к свержению правящего режима и фактическому выходу России из Первой Мировой войны.

Почему тогда так произошло и российская армия в итоге оказалась дезорганизованной и не способной вести полноценные боевые действия? Да потому, что этому предшествовала серьезная агентурная работа на всех уровнях – от кабинетов штабов до солдатских блиндажей (вспомните Гансов и Фрицев со шнапсом и гармошкой), помноженная на неумелое командование и беспомощность контрразведки, находившейся в крайне зачаточном состоянии.

Не будем рассуждать, кому это было выгодно и кивать лишний раз головой в сторону просвещенного Старого Света и Туманного Альбиона. Парадоксально, но на разных этапах обеим сторонам было на руку сначала просто вывести Россию из войны (для Тройственного Союза), а впоследствии воспользоваться этим, чтобы вытолкнуть из большой политики, лишив участия в очередном переделе мира (союзники по Антанте).

Поспешим обезнадежить адептов «Секты свидетелей похода на Киев» – отдельного аналитического подразделения войск диванных, которым в наскальной живописи мирового видеохостинга (YouTube) периодически видятся зашифрованные послания в виде роликов, где солдаты ВСУ бахвалятся прекратить войну на Донбассе, идти на Киев и сбрасывать Порошенко, при этом обзывая гаранта и иже с ним словами крайне непотребными. На самом деле этого не будет, и вот почему:

Если продолжать проводить аналогии с процессом разложения, имевшим место в Русской Императорской армии в последние годы Первой Мировой, то здесь все диаметрально наоборот, хотя облик украинских вооруженных сил и оставляет желать лучшего.

Пьяные ВСУПьянство и наркомания, фактическое отсутствие дисциплины и личной дисциплинированности, массовые дезертирство, воинские и уголовные преступления: вот далеко не все «доблести», характеризующие основную массу «лицарив свитла» (рыцарей света – укр.) – и этим, увы, грешат не только добровольческие батальоны, но и регулярные подразделения, находящиеся в зоне т.н. АТО.

Опять же, добавьте сюда вопиющий кадровый «голод» и низкие морально-деловые качества офицерского состава, ведь за годы независимости, украинская армия не только не сохранила и не приумножила воинские традиции, наличие которых отличает воинское подразделение от «бригады» братвы, но и не сохранила доставшиеся по наследству от армии советской. Был безвозвратно утерян и имевшийся в украинской армии на момент распада СССР кадровый потенциал, и надеяться на его качественное восполнение в условиях наплевательского отношения властей Незалежной к армии было бы нелепо.

Но, не только это существенно подрывает боевой дух украинской армии, отправленной хунтой воевать против народа Республик. Не стоит забывать о характере боевых действий, которыми сейчас отличается война на Донбассе: вот уже на протяжении почти двух лет они носят устоявшийся позиционный характер, то есть армия стоит на месте (или сидит в окопах – кому как нравится). И моральное разложение в данном случае лишь усугубляет ее и без того никудышнее состояние.

Для такой ситуации характерно и объяснимо – как в войсках, так и в более «благонадежных» подразделениях Национальной гвардии и добровольческих батальонах существует недовольство майданными горе-властителями. Как бесспорно и то, что благодаря умело поставленной агентурной работе (под патронатом заокеанских кураторов), на Банковой прекрасно об этом осведомлены, как и о моральном разложении в подразделениях, находящихся в «зоне АТО». Знают, и упорно ничего не предпринимают.

А все ведь неспроста. И более – Киеву выгодно такое состояние в вооруженных силах, потому что солдаты и офицеры с затуманенными алкоголем и наркотиками мозгами будут не только слепо следовать указаниям НАТОвских инструкторов и продолжать убивать народ Республик, но и НИКОГДА сообща не смогут ни сами организовать, ни стать участниками антиправительственных вооруженных выступлений. И пусть продолжают на передовой сидеть – нечего им в Киеве делать и о политике думать! Поэтому и спивается украинский солдатик с завидной организованностью. Да, да – именно спивается с помощью т. н. «волонтеров», якобы тайно доставляющих спиртное и наркотики прямо на рубежи оборонки. Кто стоит за такими волонтерскими порывами и их финансирует, объяснять не нужно.

Отсюда констатируем, что разложение российской армии в 1916-1917 и украинской в 2014-2017 годах преследовало собой совершенно различные, прямо противоположные цели. В первом случае оно использовалось для вывода страны из войны, во втором – для поддержания в государстве состояния войны. А заодно и как гарантия исключения возможности вооруженного переворота по инициативе военных. Поэтому спрашивать у украинского солдата, когда закончится война на Донбассе бесполезно – все равно внятно не ответит.

Ненависть, как болезнь общества

Аналогично ситуации в армии, состояние украинского общества в целом, как и политика государства, проводимая в отношении общественного сознания, которое необходимо поддерживать в нужном тонусе. Нет, украинцев (граждан) бесплатным алкоголем и доступными наркотиками никто не пичкает, да этого вообще-то и не нужно. А достаточно обратить внимание на государственную информационную политику, внушающую обывателю идеи и взгляды, доселе казавшиеся бы абсурдными и приведшую на сегодняшний день к определенной трансформации сознания и смене мировоззрения большинства индивидуумов.

Первую «скрипку» здесь играют, естественно, украинские средства массовой информации. Посмотрите, какое попурри, замешанное на русофобии, преподносят они обывателю – для этого не нужно вдаваться в глубокий анализ, достаточно просмотреть стоку «новын» (новостей – укр.).

Язвительные умозаключения в отношении российской как внутренней, так и внешней политики, государственных деятелей и экономических процессов в РФ, и в то же время снисходительное умиление и раболепие перед потугами в Конгрессе США престарелого (и явно уже не адекватного) ветерана Вьетнама, пытающегося во всем искать «русский след».

Американские политикиИ все без исключения европейские и американские политики засыпают и просыпаются с мыслями, чем же еще помочь Украине, когда предоставить «безвиз» и сколько дать в долг в этом квартале? И на протяжении всего дня, не переставая, сводки с «полей АТО», где кровожадные боевики при помощи «оккупационных российских войск» пытаются сокрушать украинские позиции, стойко охраняемые доблестными «киборгами».

Последние их сокрушают наголову, причем целыми дивизиями, и бегут в страхе выжившие после яростных контратак псковские десантники и морпехи-буряты, а заодно и сепаратисты. Но не стоит терять бдительности и расслабляться – агенты Кремля повсюду. При этом ни слова (или где-то и вскользь) про глобальную катастрофу украинской экономики: о том, что стоят предприятия, сведен на «нет» малый и средний бизнес, свирепствуют безработица и инфляция, украинцы постепенно, становясь заложниками кризиса, скатываются в нищету. О том, что вместе с уникальным предприятием «Антонов» убита украинская авиапромышленность, а еще три года назад нормально работавший Запорожский Автомобилестроительный Завод (ЗАЗ), недавно прекратил свое существование, ознаменовав кончину отечественного автомобилестроения.

О том, что в результате «реформаторской» деятельности грузинских авантюристов и дилетантов практически разрушена государственная полицейская система, что привело к засилью криминала, уверенного в своей безнаказанности. И Киев, при «кровавом режиме» Януковича считавшийся одним из самых безопасных городов мира, недавно вошел в мировую десятку самых неблагополучных в этом отношении: теперь на Печерских Холмах не намного безопаснее, чем в фавеллах Рио?

Что ж, погружение государства в беспросветную анархию, а общества в тотальную нищету на фоне приумножения капиталов главного олигарха-гаранта – это основные завоевания «революции достоинства»: к чему стремились, так сказать…

Но при этом в украинских СМИ почему-то принято почти во всех бедах винить восточного соседа: он де войну начал, общество взбудоражил и экономику, как медведь трухлявый пень, расшатывает: то газа не дает задешево, то товары покупать не хочет, об импортозамещении каком-то говорит.

Абсурдно? Отсутствует здравый смысл? Значит вы в (на) Украине!

Кастрюлеголовые виновники войны на ДонбассеПоразительно, но в стране, где каждый второй с высшим образованием, такая информационная политика возымела ожидаемый эффект и достигла целей. Примеры? Да вот самые что ни на есть свежие.

Сомнительно, что простые обыватели в фашистской Германии так откровенно радовались затоплению английской «Атении» в 1939-м или в СССР матери и вдовы погибших красноармейцев восторженно митинговали, а после устроили пляски в день, когда был потоплен «Вильгельм Густлофф». А вот в Украине так могут – цинично обсуждать в социальных сетях, радостно «постить» в разных «Твиттерах» и «Фейсбуках» на тему недавней гибели российского авиалайнера, разбрасывать цветы возле посольств РФ, открыто глумиться над смертями коллег-журналистов, талантливых людей, Святой Женщины. Вот оно, лицо украинского общества, искусственно за три постмайданных года превращенного в духовного урода.

Поэтому война на Донбассе (причем до победного конца) ему-то и подается не как источник социально-политических проблем, бед и лишений, а как единственная панацея от них и более – как передовой и единственный эшелон общеевропейской борьбы с надуманной угрозой российской агрессии. А это впечатляет, особенно с высоты мировоззрения жителя буковинской глубинки. Не стоит обобщать, скажите вы: ведь на Украине полно людей здравомыслящих? Бесспорно, но здесь распространяться не будем а подытожим расхожим афоризмом: «Хороших людей больше, чем плохих, но плохие лучше организованы». И вопрос когда закончится война на Донбассе будоражит такое гипертрофированное сознание лишь в плане возможности дальнейшего насаждения прозападной и бандеровской идеологии на Юго-Востоке – ну, после победы естественно. Поэтому и общественных инициатив, направленных на прекращение войны, ожидать тщетно и бессмысленно.

Так есть ли выход?

Исходя из изложенного может сложиться мнение, что ситуация сложилась тупиковая. Ведь причиной войны выступили в итоге крайние противоположности ментальности общества как по одну, так и по другую сторону конфликта, достигшие пикового момента, после которого ситуация стала неподконтрольной. Национального диалога, несмотря на неоднократные ранее проводимые акции «Восток и Запад вместе» не получалось в мирное время, а теперь уж и подавно – тем более учитывая, сколько горя уже принесла война обеим сторонам.

Армия Украины самостоятельно, проявив некий жест доброй воли, прекратить войну тоже не в состоянии по причине дезорганизованности и утраты морального облика, тем более в обстановке, когда война на Донбассе выгодна украинским правящим элитам. Не созрело, а скорее наоборот, для этого и украинское общественное сознание.

А что же со стороны Республик? Неспроста в статье практически не проводились аналогии взглядов на упомянутые процессы с противоположной стороны – ведь почему не задать вопрос касаемо перспектив окончания войны представителям ЛДНР? А потому что ответ ожидаем и предсказуем – это произойдет, когда им перестанут мешать жить и отдельно от Украины строить новое государство по своему собственному разумению, а не под чью-либо диктовку. Тогда война исчерпает сама себя, захлебнется и иссякнет. Но для этого необходимы согласованные, и не только с волей народа, общественно-политические процессы.

Новороссия после войныПрежде всего Республикам необходим собственный, официально в мире признанный статус. Да, у них есть сейчас Конституция, выдаются внутренние документы, функционируют институты государственной власти и есть армия, выросшая из вчерашнего народного ополчения. Нет только имени на мировой арене и права голоса, чтобы можно было постоять за себя не только в окопах на Светлодарской дуге, но и с трибун неоднократно попиравших их права ООН и ОБСЕ. Думаете не захотят слушать? Придется!

Однако, в случае окончания войны на таких условиях печальна дальнейшая участь государства Украина. Выделение из нее Республик запустит собой процесс самоопределения отдельных административных территорий именуемый попросту расколом. А если при этом интерес США и Европы к Украине угаснет? А это вполне реально в течении 2017 года, когда к власти как во Франции, так и Германии могут прийти политики, крайне равнодушные к «украинскому вопросу», тем более что новый хозяин Белого Дома даже не желает знать, где та Украина находится. Тогда «Едина краина» (единая страна – укр.) для истории останется не более чем надписью, когда-то возникавшей в уголках телеэкранов. Жестоко? Нет, заслуженно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.