Война на Украине. Что было и что будет дальше?

Три года минуло с того дня, когда Украина в результате шабаша, устроенного радикальными националистами по сценарию госдепартамента США и с одобрения правящих кругов Евросоюза, превратилась в анклав хаоса и беззакония. Примерно с этого же времени начала вести свой календарный отсчет и скорбную статистику война на Украине, одновременно являющаяся следствием глубокого конфликта внутри общества.

В итоге, некогда благополучная и мирная страна, расположенная в центре Европы и когда-то обладавшая завидным экономическим и культурным потенциалом превратилась в такое себе «европейское Сомали», а ее граждане – в заложников глубочайшего кризиса практически во всех сферах деятельности, разрешения которого не видно даже в долгосрочной перспективе.

Бесспорно, на этом фоне украинская война, которую мы наблюдаем сейчас, стала самым жутким и трагичным бедствием, настигшим общество.

Кое-что о хронологии и терминологии

Сейчас можно с уверенностью назвать даты, когда началась, допустим Столетняя, Первая и Вторая мировые войны и ряд прочих вооруженных конфликтов, вошедших в историю. Таким же образом хронологической датой, когда началась гражданская война на Украине, можно считать 14 апреля 2014 года – день подписания «исполняющим обязанности» президента Украины Турчиновым указа о начале т. н. «антитеррористической операции» в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, в которых органы власти были захвачены вооруженными людьми из-за несогласия с государственным переворотом.

Кое-что о хронологии и терминологииДействительно, именно с этого дня началась первая – активная, вооруженная фаза противостояния на юго-востоке, после которой по сей день то затухая, то обостряясь и вспыхивая с новой силой, ведутся боевые действия.

А что до этого на Украине – тишь да гладь? Не было насильственного захвата власти, замаскированного под «революцию гидности» (революцию достоинства – укр.), факельных шествий неонацистов и украинских националистов, возвеличивания военных преступников, шовинистических лозунгов и попыток фальсификации истории. А что говорить о разжигании межконфессиональной вражды в западных областях Украины, неоднократно предпринимаемых с 1991 года – практически с самого начала «самостийности»? О нападениях на православные храмы Московского Патриархата, о зачастую безнаказанных фактах их осквернения и избиения священников? Примеры можно приводить до бесконечности!

Или это абсолютно мирные акции, а не скрытая война – правда, ведомая без применения пушек и «Градов», но все-таки? Война на уничтожение одной идеологии другой, в которой противопоставлены не армии, а мировоззрения. Война как конфликт, начавшийся задолго до апреля 2014-го – причем с молчаливого согласия, а иногда и с одобрения официальных властей.

Поэтому освещая тему войны на Украине было бы крайне неосмотрительным зациклиться на ее непосредственной хронологии: перечислении ключевых сражений, «котлов», их причин и последствий, приведении фактов нарушений перемирий и заезженной темы Минских договоренностей с привязкой к определенным датам. Потому что все это имеет отношение конкретно к войне на юго-востоке, которую, если исходить из терминологии, можно вполне справедливо рассматривать лишь как вооруженную фазу конфликта, начавшегося задолго до майданных и постмайданных событий.

Именно с точки зрения глобального конфликта, охватившего практически все сферы украинского общества мы и рассмотрим поэтапно гражданскую войну на Украине. А информацию конкретизирующего характера не составит труда почерпнуть из многих общедоступных источников.

Путь к войне

Так когда же началась война на Украине как общественный конфликт? Уходить «от темы» в глубь веков смысла нет, поэтому оставим в покое Богдана Хмельницкого и Винниченко с Грушевским. А вот на отдельные исторические процессы, происходившие на Украине (тогда в Украинской ССР), обратить внимание стоит.

Любой конфликт заключает в себе наиболее острые противоречия, возникшие между его участниками – общественными или социальными группами, а также отдельными индивидуумами. Если говорить о возникновении такого конфликта на Украине в период новой и новейшей истории, то прежде всего приходят на ум противоречия между населением восточной (юго-восточной) и западной ее частей, в то время как центральная часть оставалась традиционно нейтральной.

Общеизвестно, что западные области Украины, а до этого – земли восточной Польши, согласно предвоенным советско-германским договоренностям вошли в состав Украинской ССР буквально за год-два до начала Великой отечественной войны. Нужно ли говорить о том, что население этих территорий в польский период находилось в положении почти рабов – тому есть немало литературных и исторических свидетельств, согласно которым польская шляхта (дворянство) открыто считала их людьми «второго сорта».

Именно здесь и благодаря сложившимся определенным условиям, в конце 20-х – начале 30-х годов ХХ века начинает зарождаться украинский национализм, основанный на принципах доминирования украинской нации и избравший террор как метод борьбы за свои убеждения. Главными идеологами нацоинал-шовинистической, а в последствии и русофобской доктрин, являлись Евгений Коновалец и Степан Бандера, образ которого в современной Украине сейчас пытаются идеализировать на всех уровнях.

В довоенный период с приходом советской власти украинский национализм, не имея достаточной возможности противостоять мощной государственной машине карательных органов, обречен был на небытие бараков мордовских лагерей. Но здесь очень удобно подвернулась фашистская Германия, внезапно напавшая на СССР и поставившая организацию украинских националистов на службу своим интересам. Благодаря хитроумным комбинациям сотрудников Абвера (военная разведка и контрразведка Германии), а в последствии (после войны) – западных спецслужб и соответствующему финансированию, вооруженные отряды украинских националистов (бандеровцев) перешли к ним на службу и оказывали активное сопротивление регулярным частям Советской армии и НКВД вплоть до конца 50-х годов прошлого века.

Война на Украине. Что было и что будет дальше?Делалось все это под эгидой создания самостоятельного, независимого украинского государства, хотя на самом деле сводилось к банальному террору и насилию, пособничеству оккупантам, прислужничеству им, коллаборационизму и уничтожению мирного, лояльного к Советской власти населения.

Совсем по-другому все обстояло на востоке и юго-востоке Украины – многонациональных и традиционно русскоязычных регионах. До войны, Советская власть, проведя ускоренными темпами индустриализацию, в полной мере раскрыла промышленный потенциал Донецко-Криворожского бассейна, превратила во всесоюзную здравницу Крым. Потом была война, оставившая здесь кровавый след и забравшая миллионы жизней, опустошившая города и разрушившая заводы и фабрики.

Нужно ли говорить о том, что для населения юго-востока Украины, наряду со всей Советской страной пережившего все ужасы войны, крайне нетерпимыми являлись какие-либо идеи и взгляды даже косвенно являющиеся профашистскими и националистическими.

Война закончилась, однако в лесах западной Украины еще более десяти лет приспешники фашистов вели партизанскую войну, продолжая сеять террор. Тогда гидру национализма удалось победить, но, как оказалось – она лишь притаилась, выжидая удобного часа, чтобы воскреснуть. Конфликт мировоззрений на Украине только подготавливал для себя стартовую площадку.

А после был 91-й год, и УССР стала суверенным государством Украина, и вчерашние престарелые бандеровцы и их потомки поняли, что их время пришло. Потому что выпал момент, когда можно вчерашние преступления выдавать за сегодняшние заслуги. Ведь формально получалось, что суверенитет Украины, на деле являющийся чистейшей случайностью и полученный вследствие распада СССР – это результат их «боротьбы» (борьбы – укр.) с Советами.

Что было дальше? Лозунги. Самый безобидный «Украина для украинцев», потому что от остальных не просто веет, а зловонно несет неприкрытыми русофобией и антисемитизмом, идеями доминирования одной (титульной) нации над другой и прочим националистическим бредом, который во времена существования СССР классифицировался исключительно статьями Уголовного Кодекса или справочника по практической психиатрии.

Далее будут и факельные шествия, и межконфессиональные конфликты, и успешное внедрение носителей националистических идей в органы государственной власти. И внимание запада, а вернее спецслужб – как оказалось в последствии, с целью возможности управлять извне процессами в государстве. Одновременно для различного рода организаций националистического толка открыли свои сейфы различные фонды «поддержки демократии», подготавливая финансовую базу для будущей украинской войны – пока еще на уровне идеологий и мировоззрений.

Так было подготовлено и начато первое наступление войны на Украине: пока еще бескровное и тихое, но неотвратимое.

О вреде молчания, терпении и слепоте

В любой войне прямым действиям предшествуют так называемые «провокации на границе», и война на Украине здесь не исключение. После фазы «бряцания оружием», выраженной в факельных шествиях, захватах православных храмов (Московского патриархата) на западной Украине и высказываемых публично русофобских лозунгов был «оранжевый» майдан 2004 года. Тогда уже начатая национализмом в одностороннем порядке война записала в свои хроники первое «генеральное сражение». И под вопли майданной «пехоты» – завозных галицийских бомжей и местных маргиналов, президентом Украины стал Виктор Ющенко, фактически президентские выборы проигравший.

А что же другая сторона конфликта? Она во главе со «стратегом» Януковичем сражение сдала, как и весь свой юго-восточный русскоговорящий электорат, который в тот раз искренне поддерживал «своего» кандидата. Правда, после был показушный съезд в Северодонецке (Луганская область) с вполне внятными идеями федерализации, которые, правда, дальше сводов купола местного Ледового дворца не ушли.

Если сказать, что такое положение вещей тогда не смутило его избирателей – это значит не сказать ничего. Правда непонятно, отчего людям было более досадно: от игнорирования их права выбора или от предательства сдавшегося кандидата. Однако возмущались, в большинстве своем, в кулак, а больше молчали по принципу «стерпится – слюбится», но война на Украине уже была начата.

Период правления Ющенко, горячо поддерживаемого Западом, более походил на монотонное жужжание горячо любимой им пчелы, но вместе с тем был выделен отдельный вектор отхода от пророссийского курса во внешней политике и изменения его в сторону (или в угоду) Вашингтона и Брюсселя. А заодно более вольготно почувствовал себя национализм, уже тогда начавший претендовать на роль национальной идеи.

С приходом к власти Януковича в принципе ничего не изменилось, как и не изменился сам Янукович, не извлекший урока из 2004 года. Войдя в кабинет на Банковой, благодаря русскоговорящему электорату юго-востока, воодушевленному предвыборными обещаниями относительно федерализации и нормализации российско-украинских отношений, впоследствии Янукович резко взял курс на Запад, в последствии его и погубивший.

А уже под боком продолжала набирать обороты война на Украине, готовясь перейти к решающей стадии. Правда ее в упор не замечали.

Уже в дни, когда в Киеве ярко-оранжевым отблеском горящей покрышки полыхнул майдан, Янукович и тогдашний министр внутренних дел Захарченко вдруг с удивлением узнали, что в рядах бесчинствующих боевиков представлены «ультрас» практически всех украинских футбольных клубов. Причем слаженность и организованность их, на первый взгляд кажущихся хаотичными, действий не уступает аналогичным характеристикам силовых подразделений, а система боевого управления донельзя оптимально приспособлена под городские условия.

О вреде молчания, терпении и слепотеЯсно, что такая подготовка – результат многодневных тренировок и тактических учений, которые просто оказались невидимыми для глаз тех, кто должен был их пресечь и дать правовую оценку.

Проще всего оправдаться, что они проходили в Польше и Прибалтике – так удобнее, хотя на самом деле десятки лагерей т. н. «патриотического» воспитания, на деле являющихся базами боевой подготовки националистических организаций, вплоть до даты начала майданного безумия были рассредоточены в Карпатах и горах Крыма, но этого никто не видел… Или не хотел видеть.

Это лишь немногое из тех случаев, когда нужно было забрасывать информацией органы милиции и прокуратуры и требовать ее проверки, будоражить социальные сети, общественные организации, правозащитников, приводя факты проявлений и явления воскресшего демона национализма, но… Он готовился к бою, а на другой стороне старались не замечать его безумного боевого танца.

Что уж тут говорить о вчистую проигранной информационной войне, которую сопредельная сторона вела практически с 1991 года и которой тогдашние власти абсолютно не придавали значения, оправдываясь принципами свободы в СМИ. Или об практически отсутствии в Украине института аналитической разведки?

Сейчас можно задавать массу вопросов, на которые лучше не знать ответов потому, что тогда вопросов возникнет еще больше. Ясно одно: питаемая идеями нацизма и радикального национализма, активно поддерживаемыми на западе Украины, украинская война готовилась и велась в одностороннем порядке практически с момента образования украинского государства. Нет, ее сценарий писался не на Украине, но роли бойцов были отведены актерам «из местных», а плацдармом должна была выступить ее территория.

С молчаливого согласия властей, закрывших на это глаза и пытающихся не замечать происходящего, украинская война, пройдя с факелом и портретом Бандеры от львовских улочек, пропахших кофе и корицей, очутилась на киевском Крещатике. Затаившись и выждав, когда Киев отметит 70-ую годовщину избавления от коричневой чумы, она развернула свои знамена на Площади Независимости, призвав свое черное воинство.

И опять: власть имущие пытались ее не замечать, укрываясь за плотными шторами кабинетов, а после решили с ней заигрывать, швыряя в ее пасть солдат-срочников из внутренних войск и бойцов «Беркута». Война им этого не простила, наказав их изгнанием и покрыв их позором. Это их плата за молчание и слепоту.

Об активной фазе войны

Момент перехода любой войны из подготовительной фазы в активную (вооруженного противостояния) обусловлен принципом, что в ответ на любое действие рано или поздно найдется противодействие. То есть образно – кто-то первым должен вынуть меч из ножен и нанести первый удар.

Именно так началась война на Донбассе, когда под Краматорском сотрудники одного из украинских спецподразделений открыли огонь по своим же согражданам. Что было далее известно из многочисленных, на сегодняшний день, хроник и видеоматериалов. Но основные испытания война на Украине переложила на плечи мирных граждан.

Сейчас территория ЛДНР вновь интенсивно обстреливается ВСУ, и налицо очередное обострение длящегося уже почти три года активного гражданского противостояния, рискующего в любой момент стать так называемым «замороженным конфликтом».

А значит – снова неопределенность и ожидание может даже чуда, надежда на Бога, на себя, на чувство локтя, неравнодушие соседа а еще на великое русское (в широком смысле) терпение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.